Joxaren

Яблоня Юксаре

– Тогда, значит, и малышка Мю моя родственница? – удивленно воскликнул Снусмумрик.

Previous Entry Share Next Entry
Михаил Щербаков - "Буквы на камне..."
Памятник
joxaren_juksu
Буквы на камне сквозь мох да репьи.
Имя, вроде, с отчеством нынче ничьи.
"Пётр Дормидонтыч" — дальше трава.
Были с прописной — стали просто слова.
Были в позолоте, а выцвела вся.
Вглядывайся, путник, догадывайся.
Мрамор увесист, орнамент не скуп.
Тот, знать, усопший был большой душегуб.
Обер-прокурор или аншеф-генерал.
То-то он наотмашь казнил и карал.
Сколько неповинных столкнул под откос
он, покуда сам лебедой не порос.



Буквы на камне сквозь мох да репьи.
Имя, вроде, с отчеством нынче ничьи.
"Пётр Дормидонтыч" — дальше трава.
Были с прописной — стали просто слова.
Были в позолоте, а выцвела вся.
Вглядывайся, путник, догадывайся.
Мрамор увесист, орнамент не скуп.
Тот, знать, усопший был большой душегуб.
Обер-прокурор или аншеф-генерал.
То-то он наотмашь казнил и карал.
Сколько неповинных столкнул под откос
он, покуда сам лебедой не порос.
Сколько он, покуда в суглинок не влип,
глоток перегрыз и хребтов перешиб.
Грыз бы и впредь, да, видать, изнемог:
звание с фамилией — и тех не сберёг.
Больше не кусается, даже не жужжит,
он на Троекуровском погосте лежит.
Доступ к погосту, обзор и обход
всякому зеваке открыт круглый год.
Всякого туда через пустошь и лес
вывезет маршрутное такси Мерседес.
Вот я — зевака — хожу, не страшусь,
буквы читаю и в небо кошусь.
Действует на небе главная власть,
мечет фортуна козырную масть.
Пусть пока мечет, потом разберём,
много ль было шансов не стать упырём.
Глянем, рассердимся: "Что за дела?
Шансы велики, а вероятность мала!"
Буквы на камне, камень в траве.
Прячет фортуна туза в рукаве.
Пётр Дормитонтыч, кто ты такой?
Царство небесное, вечный покой.

По нашей-то расценке нынешней
признаем сверху вниз,
что даже на венок на финишный
ты лавров не нагрыз.
Подсчитываем нынче точно мы,
кто в роще первый зверь.
А где была трава с цветочками,
там ягоды теперь.
Завяла повилика сорная,
сопрела белена,
а выросла черника чёрная,
созрела бузина.
Ты попусту блестел погонами,
кокардами мерцал,
а нынче бы хрустел мильонами,
мильярдами бряцал.
Держался бы державной выгоды,
да всё себе же в плюс.
И орден бы имел за выборы,
и орден за аншлюс.
Конечно, мировая пресса бы —
поскольку не глуха —
зачислила тебя в агрессоры,
а ты в ответ: "Ха-ха!"
И всё бы на боках на глобусных
чертил меж полюсов,
куда ещё закинуть доблестных
невидимых бойцов.
Такую ты изнанку понял бы,
в такие вник статьи,
что даже может сам не помер бы,
пришили бы свои.
Воздали бы, конечно, должное,
хватило бы ума.
И место бы нашлось надёжное
для скорбного холма.
Досталось бы ему украситься
и камнем, и доской.
Казалось бы: какая разница?
И правда — никакой.
2014

?

Log in

No account? Create an account